Как умная Культикова обвела вокруг пальца неумного Тена и озабоченного Петрова

После публикации нашего материала «Умный Сергей Тен…» в редакцию Бабра пришло много откликов от людей знакомых с описываемой ситуацией.

Были те, кто говорил, что мы используем недостоверную информацию и просили опровергнуть, были и те, кто говорил, что наша информация неполная, и щедро делились своим опытом столкновений с «особенностями осуществления градостроительной деятельности в АГО».

Поэтому сейчас мы проведём опровержения и дополнения предыдущего сеанса чёрной градостроительной магии…

Коррупция в инфографике.

Нам справедливо указали, что мы использовали в своих материалах не материалы Генерального плана АГО, а проект Генплана, который был разработан АО «Иркутскгражданпроект» и, который и был вынесен на общественные слушания в декабре 2015 года. Мы конечно исправляемся и публикуем присланные нам материалы.

Слайд 1: Уже публиковавшийся проект Генплана (декабрь 2015 г.).

Слайд 2: Принятый Генплан (март 2016 г.)

Слайд 3: Генплан с принятыми изменениями (ноябрь 2016 г.)

А сейчас мы немного подробнее остановимся на отличиях в картинках.

Итак, как мы помним, Генеральным планом Мегетского МО в территорию населённого пункта Мегет были внесены большие территории, предназначенные для развития жилищного строительства и промышленности, включая деревни Ударник и Зуй. На СЛАЙДЕ 1 – в проекте Генплана мы уже видим, как почему-то все земли вокруг птицефабрики , планировавшиеся к освоению генпланом Мегета, стали рекреацией, а Зуй и Ударник вновь стали маленькими деревушками. На СЛАЙДЕ 2 в принятом в марте 2016 году генплане многие территории вернулись в границы населённых пунктов (как нам стало известно — по предложению КУМИ), каковых стало теперь почему-то три. И все три к друг к другу прилегают.

Но птицефабрика и прилегающая к ней территория выбиты из сомкнувшихся границ теперь уже трёх населённых пунктов пушечным ядром коррупции – она почему-то стала не территорией населенного пункта.

Впрочем, мы нашли удивительный документ «Рабочий материал. Предложения и замечания по проекту Генерального плана Ангарского городского округа Иркутской области».

В этом документе снижение платежей за землю от птицефабрики Сергея Тена обосновывается или, скорее прикрывается, «стратегическими государственным задачами, в рамках импортозамещения сельхозпродукции согласно Государственной программе развития сельского хозяйства и Доктриной продовольственной безопасности РФ». Мы внимательно изучили эти документы и не нашли никаких правовых оснований для принятия подобных преференций.

А теперь вишенка на торте – СЛАЙД 3. Напомним, что принятый Генплан очень сильно отличается от проекта. И, соответственно, то, что видели люди на общественных слушаниях, сильно отличается от того что приняли в реальности. Причём надо выделить два момента – изменения вносились как по замечаниям и предложениям, поступившим в ходе публичных слушаний, так были и изменения, о которых люди узнали только после принятия генплана. Т.е. в проекте были показаны, к примеру, «васильки», а в доработанном генплане появились «лютики». (О том, кто и как «дорабатывал Генплан мы расскажем в отдельной, действительно криминальной истории).

Так вот, после принятия Генплана жители Одинска неожиданно узрели в своих огородах, примыкающих к берёзовой роще, деловито расхаживающих людей и забивающих колышки под участки для коттеджей.

Неожиданно оказалось, что рощу, в которой Одинские буряты испокон проводили свои обряды и являющейся сакральной для многих поколений жителей поселка, росчерком пера отдали каким то дельцам под строительство.

После того, как жители Одинска поднялись и даже принесли в КУМИ заговоренную шаманами фигурку, перепуганная администрация вместе с мэром Сергеем Петровым забегали как ошпаренные, пообещали, что в генплан внесут изменения и рощу никто не тронет.

И, что для ангарской администрации странно – выполнили своё обещание. Были подготовлены изменения в Генплан, подготовлены публичные слушания и 23 ноября 2016 года Генплан был утверждён.

Тут мы должны сделать небольшое юридическое пояснение – в случае локальных изменений в генеральный план публичные слушания проводятся для жителей той территории, в отношении которой были внесены изменения. В данном случае это Одинск. И здесь мы походим к самому интересному моменту этой истории. Изменения в Генплан АГО вносились в отношении Одинска. Там же и проходили публичные слушания.

При этом в решении Думы АГО от 23.11.2016 года N 248-25/01рД нет ни слова ни про Мегет, ни про птицефабрику.

По какой причине в результате принятых в Одинске изменений территория птицефабрики, находящаяся в Мегете, стала землями сельхозназначения вместо земель промышленности — непонятно. Возможно, снижения кадастровой стоимости земли с 700 до 70 рублей участникам этой «спецоперации» было недостаточно, и они решили ещё её уменьшить? Прямой вопрос к правоохранительным органам – это всё законно?

Сколько ещё подобных «улучшений» генплана было сделано в под шумок в рамках спасения сакральной рощи в Одинске — неизвестно. Но мы не сомневаемся, что они были. Кто блестяще провернул внесение изменений и «спас» мэра от недовольства жителей Одинска и гнева бурятских богов? Это наша старая знакомая – начальник управления архитектуры и градостроительства администрации АГО Елена Николаевна Культикова.

Теперь уместно задаться вопросом: почему мэр позволяет оставаться в кресле главного архитектора человеку, который не боится идти ни на какие нарушения законности ради своих каких-то корыстных интересов, ставя при этом под удар законность главного градостроительного документа округа?

Мы, конечно, писали о реверансах в сторону «Стройкомплекса» (компании, возглавляемой сыном ангарского мэра), сделанных при принятии Генплана АГО, но должен же быть какой-то предел? Может, мэр просто не понимает, что у него под носом проворачиваются аферы и комбинации, достойные пера величайших писателей? Поговорим об этом поподробнее.

«Делатель» земель русских и бурятских

Марк Твен сказал: «Покупайте землю – её больше не производят!». Но в России XXI века это утверждение перестало работать. Живое подтверждение тому — премьер министр России Дмитрий Медведев со своими четырьмя островами и одна из героинь нашего повествования Елена Культикова.

Способность «делать землю» проявилась у Елены Николаевны очень давно – в середине двухтысячных годов, когда она, использовав, по некоторым данным, не совсем аутентичные документы на конкурс по замещению должности, стала руководителем Ангарского филиала Роснедвижимости. В её служебные полномочия входило согласование землеустроительных дел. Многие ангарские фирмы, занимающие геодезическими работами, хорошо помнят её хватку при согласовании объектов землеустройства. Помнят на своём горле.

Но речь не об этом – самой вкусной обязанностью Роснедвижимости было постановка на кадастровый учет земель, которые были переданы предприятиям и гражданам ещё при СССР и в 90-е годы, еще до введения в действие нового земельного кодекса и начала ведения государственного кадастра объектов недвижимости.

Казалось бы, что может быть рутиннее и утомительней, чем рытьё в пыльных архивах и пропахших плесенью земельных делах? Но только не для Елены Николаевны.

Заниматься учетом ранее выданных земель было легко и приятно. Что давало силы руководителю Ангарского филиала Роснедвижимости? Радость от участия в большом деле в масштабах страны по созданию единого информационного пространства или лежащая в тумбочке стопка чистых бланков Госактов (зелёные и розовые свидетельства) и россыпь печатей всех муниципалитетов? Мы точно не знаем. Но именно тогда Елена Николаевна и приобрела заслуженную репутацию человека, для которого нет проблем в земельных вопросах. Но в посрамление Марку Твену и Дмитрию Медведеву Елена Николаевна не тратила ни рубля бюджетных денег. Было ли это по государственному? Сомневаемся, но это опять вопрос к правоохранительным органам.

Поясним на примере.

Находит Елена Николаевна земельное архивное дело, составляется так называемая инвентаризационная опись, в которой перечисляются все документы по земельному участку. Например: постановление главы администрации или райсовета, схема земельного участка ещё, например, РосКомЗёма и какие-нибудь другие документы. Она эту опись сканирует, и по межведомственному обмену отправляет в Роскартографию. Те ставят участок на кадастровый учёт и вписывают туда сведения о собственнике. Теперь дело техники — обратиться с полученным кадастровым паспортом в Росреестр и получить свидетельство о праве собственности.

Таким образом в 2009 году было «обнаружено» в архивах ангарского филиала Роснедвижимости Постановление Администрации с. Одинск (опять Одинск?) от 27.02.1998 года № 13-а «О выделении земельного участка в собственность для индивидуального жилищного строительства» о выделении Николаеву Виктору Александровичу земельного участка площадью 30 соток.

Елена Николаевна с привычной радостью утвердила своей подписью инвентаризационную опись и отправила документы на постановку на кадастровый учёт. В архивах сведения о выдаче данного документа отсутствуют. В то время в Одинске шла совсем другая нумерация постановлений. В соответствие с указанным документом сомнительного происхождения, Николаев Виктор Александрович незаконно приобрел в собственность земельный участок площадью 0,30 га, кадастровый номер 38:26:020303:82, по адресу: Ангарский район, д. Якимовка. А радость Елены Николаевны объясняется тем, что Николаев её отчим. Как не порадовать родного человека?

Тем более, что в 2010 году планировалось объединение всех структур в единый Росреестр и тема с «деланием» земли умирала естественным образом. А «наделала» этой земли Елена Николаевна не одну тысячу гектаров…

Об этой истории нам рассказал один пострадавшей от деятельности Елены Николаевны ангарский предприниматель. Который даже обращался в администрацию мэра Петрова с заявлением о проведении служебной проверки деятельности Елены Культиковой, но ответа не получил от слова «вообще».

Жалоба в прокуратуру на бездействие чиновников мэрии тоже не дала результата. Прокуратура посчитала, что заявление писалось в администрацию АМО, а сейчас уже АГО, и наказывать некого. Почему в администрации прикрыли своего архитектора, непонятно – ведь случай вопиющий.

Возможно, что сейчас Елена Николаевна со своим даром не только «делать» землю, но и раскрашивать её в нужные градостроительные цвета в генплане, нужна как никогда? Наверное. Тем более, что есть ряд конкретных примеров, как глубокие профессиональные знания и богатейший опыт главного архитектора позволяет не только «делать» землю, но и уводить её в «нужные» руки без конкурсных процедур и по самой разумной цене. (Вспомним Бобры 2 — 8 Га с кадастровой стоимость 1 руб).

Из свежих примеров – «свежесделанные» в центре Ангарска земельные участки площадью около гектара, сформированные и поставленные на кадастровый учёт «под огородничество» в зоне «многоэтажной жилой застройки».

Формирование земельных участков не может обойтись без участия архитектуры, а чудной статус «огородничество» в центре квартала многоэтажной жилой застройки может позволить законно, в обход конкурса, предоставить участки в собственность. А уже потом собственник может спокойно перевести свои земельные участки в предусмотренную генпланом категорию.

Как вы думаете, кто будет этим «счастливым огородником»? Вопрос, похоже, риторический.

Кадастровые номера участков? Вот они. Так что, если кто хочет заняться «огородничеством» -добро пожаловать, может вам повезёт. 38:26:040802:4475 площадь 1899 кв.м., 38:26:040802:4474 -929 кв.м., 38:26:040802:4477 – 1432 кв.м., 38:26:040802:4478 – 1319 кв.м., 38:26:040802:4479 – 2145 кв.м.

Дата постановки этих участков на кадастр 16.11.2016 года странным образом совпадает с временем подготовки принятия изменений в генплан АГО, где под прикрытием сакральности рощи в Одинске были Еленой Николаевной внесены изменения и в отношении категории земли птицефабрики. Похоже, земля птицефабрики вообще для Елены Николаевны сакральна. Но об этом в другой раз.

А где же, вы спросите, обещанные разоблачения? Вот они:

— Мэр Сергей Петров, похоже не так и наивен, но мы всё равно думаем, что он и одной десятой масштабов деятельности своего главного архитектора не осознаёт.

— Градостроительство не решительное, а изворотливое и криминальное.

— Сергей Тен не умный. Можно было бы на этом остановится, но мы расширим этот тезис опять же личностными качествами Елены Культиковой.

Дело в том, её богатый опыт позволяет просчитывать ситуацию на четыре-пять ходов вперёд. И поэтому, когда ходоки от Тена предстали перед её ясные очи, она сразу представила, как она расправится с ними в дальнейшем. Она заставит их вспомогательный объект – помётохранилище – представить как самостоятельный объект. Потом она им сделает изменение категории земли и поставит перед фактом, что на сельхозземле нельзя строить помётохранилище. Не исключены даже иски в суд о сносе. Благо практика имеется. И в то время когда, теновские горе-исполнители рапортовали Сергею Тену в Москву об успехах в области градостроительства в Ангарске, под них закладывалась очередная мина, о которой они могли даже и не знать. Либо их убедили в том что сельхозземли — это круто.

Так что Сергей Тен не умный. Он далёкий.

Источник: http://newsbabr.com/irk/?IDE=161218


Комментарии:

Be the first to comment on "Как умная Культикова обвела вокруг пальца неумного Тена и озабоченного Петрова"

Leave a comment